photo
photo
photo
Диана Гурцкая: Сын не знал, что я не вижу
Дата публикации: 2011-11-10
В октябре этого года в жизни Дианы состоялось важное событие. Во второй раз прошел организованный ею Международный благотворительный фестиваль «Белая трость. Без границ», в котором участвуют незрячие и слабовидящие дети. Когда-то Диану впервые вывел на сцену Игорь Николаев, а теперь она сама выводит других детей, помогая им определиться в жизни. А еще Диана воспитывает 4-летнего сына Костю. О новостях из семейной и творческой жизни певица рассказала в интервью Только звезды.- Диана, расскажите, как вам пришло в голову организовать фестиваль для слабовидящих и незрячих детей?— Я считаю, что это мой долг. В 1995 году, когда никто не думал, что незрячий человек может выйти на сцену, в меня поверили два человека — мой брат Роберт и певец Игорь Николаев. Этого оказалось достаточно, чтобы я состоялась, а главное — поверила в свои силы.Я надеюсь, что поддержка моего фонда помощи незрячим и слабовидящим детям «По зову сердца» для кого-то из детей тоже станет первым и очень серьезным шагом. Поэтому фестиваль, который состоялся в Московском доме музыки, для меня большое событие. И я очень благодарна коллегам, которые, несмотря на плотный график, по первому зову бросили все дела и согласились прийти, чтобы спеть с этими ребятами дуэтом.— В зале присутствовала супруга президента Светлана Медведева...— Да, она нас поддерживает уже второй год. Это человек удивительной души — очень добрый и открытый, перед ней я просто преклоняюсь. А с Владимиром Путиным была связана интересная история. Он не смог прийти и решил позвонить мне прямо во время мероприятия.Мой телефон Владимир Владимирович узнал у Филиппа Киркорова, точнее, даже не мой, а моего брата Роберта. Брат вначале подумал, что его кто-то разыгрывает. И услышав: «С вами будет говорить Владимир Путин», закричал: «Что это за глупые шутки?!» Слава Богу, что мы вовремя разобрались и приняли этот звонок, а то бы ситуация была уже не смешной.— Вы, наверное, сблизились с кем-нибудь из детей во время фестиваля?— Конечно. Судьба девушки из Белоруссии, Патриции Кургановой, которая пела на нашем фестивале с Сергеем Лазаревым, очень меня волнует. У нее произошла большая трагедия — умерла мама. Ее сейчас нужно поддержать. Я не понаслышке знаю, что такое потерять мать. Болезнь мамы стала для меня самым большим испытанием, и мне очень жаль, что она не дожила до того времени, когда я добилась успеха. Я никогда не расстаюсь с талисманом — медальоном с портретом мамы...Еще один наш участник, — мальчик по имени Милан, который пел с Димой Биланом. Я помогла устроить его в специальную школу для незрячих детей в Санкт-Петербурге. Меня поразило, что за короткое время педагоги школы сумели достичь очень больших результатов.— Расскажите, пожалуйста, о своем сыне Косте. Ему сейчас 4 года, чем он занимается?— Костя совсем недавно начал ходить в детский сад. До этого с ним занимались мы с мужем, и еще была няня. Но нужно, чтобы он привыкал общаться со сверстниками. Детский сад у нас муниципальный, а не для «крутых» детей, я не воспитываю Костю, как звездного ребенка, который получает всС‘, что бы он ни захотел. Я очень довольна и воспитателями, и няней в группе, и администрацией сада. У нас в семье есть определенные правила, к которым он приучается. Поэтому каких-то невероятных капризов и требований у него нет. Как и все дети, он может побаловаться, но не более...— Наверное, Костя уже научился читать и писать?— Да, понемногу мы начинаем этому учиться. С ним и в детском саду занимаются учителя, и мы дома тоже. Правда, он пока немного стесняется показывать то, что освоил.Вот сейчас у них в детском саду готовится утренник. И я знаю, что там будет что-то интересное. Но родителей туда не допускают. Когда же прошу Костю прочесть стихотворение или что-то мне показать, он молчит.— По вашим словам видно, что вы реально занимаетесь ребенком, а не перекидываете его на нянь...— Конечно! Никогда такого не было, чтобы я не знала, что происходит с сыном, чем он занят, в каком он состоянии. Сейчас идут очень важные годы жизни, когда закладывается характер, устанавливаются отношения с родителями. Нужно как можно больше находиться рядом с ребенком, что я и делаю. Несмотря на занятость, все свободное время посвящаю ему.— Извините, а как вы объяснили сыну, что не видите? Ведь когда он подрос, наверное, заметил, что мама отличается от других?— Вы знаете, мы решили никак ему это не объяснять, а посмотреть, что будет. Ведь он растет, развивается и сам видит, что происходит в семье. Костя видел, как обо мне заботятся окружающие, что мне помогают. И однажды он подошел ко мне и сказал: «Мама, я тоже буду тебе помогать!» И тогда я поняла, что сын всС‘ знает и что он принял это нормально: значит, так должно быть. Никаких долгих разговоров у нас на эту тему не было. Мы чувствуем друг друга сердцем.— Диана, мы знаем, что вы не считаете себя «человеком с ограниченными возможностями» и ведете активный образ жизни.— Вообще, это выражение у нас в доме не употребляется. Я именно для того и создала фонд помощи незрячим и слабовидящим детям, чтобы доказать, что их возможности не так уж ограниченны. Поэтому на моем фестивале в этот раз выступали и зрячие, и незрячие вместе. Не нужно делать различий. Не нужно изолировать детей и жалеть их. Я и сама никогда не допускала, чтобы меня жалели, это путь к поражению. Я нормальный человек, нормальная женщина, которая так же, как и все, ведет дом, занимается бытовыми вопросами.— Неужели это все на вас?— Конечно. Я сама веду дом, хотя и не без содействия помощниц. Как уже говорила, всС‘, что касается ребенка или ведения хозяйства, не проходит мимо меня. Никто не сделает так же хорошо, как ты сам. Поэтому я вхожу во все вопросы и ничуть не жалею себя.— Мы знаем, что вы еще и спортом занимаетесь. Говорят, даже играете в футбол...— Нет, в футбол я не играю. Этот слух пошел из-за того, что брат Роберт привел меня на футбольное поле. Он очень увлечен этим видом спорта, и поэтому ему хотелось, чтобы я почувствовала атмосферу игры, энергетику футбольного поля. И это мне очень понравилось. Сама же я занималась и фитнесом, и танцами. Правда, в последнее время совсем нет времени, но обязательно буду возвращаться к этому.— Вообще, много ли приходится делать для того, чтобы быть в форме?— Знаете, самое главное, что мне не приходится сидеть на диетах. Просто за ненадобностью: с фигурой всС‘ в порядке. И это очень меня радует. Я люблю хорошую кухню, но без всякой экзотики и не смогла бы сидеть на кефире или на гречке, без жареной картошки.— Диана, расскажите, пожалуйста, о вашем брате. Мы знаем, что у вас очень трогательные отношения.— Брат значит в моей жизни очень многое. Он стал опорой всей нашей семьи, когда мы попали в сложную ситуацию.Когда на Кавказе началась война, все мы оказались в центре для беженцев. Благополучная и спокойная жизнь была нарушена в одночасье. Мы бежали из Сухуми, я и мои братья потом оказались в Москве, позже к нам приехали родители, а сестра со своей семьей осталась в Тбилиси. В этот сложный период я опиралась на Роберта. Да и потом... Ведь это он в 1995 году отправил кассету с моим выступлением на конкурс «Ялта — Москва — транзит». Если бы он так не верил в меня, я бы не решилась. В общем, брат — это важная часть моей жизни.— Интересно, что и у него, и у вас одновременно появились дети...— Да, мне даже кажется, что это не случайность, а знак судьбы! Я и супруга Роберта забеременели почти одновременно, и наши сыновья появились на свет с небольшой разницей. Сейчас они ходят в один детский сад и конечно же дружат. Это очень здорово, когда в семье есть дети одного возраста.— Диана, расскажите, как вы познакомились со своим будущем мужем Петром.— Это было официальное знакомство для участия в совместном проекте. Нас познакомила Ирина Хакамада, с которой мы сейчас дружим. Конечно, тогда она не знала, что из нашего знакомства получится семья. Но не все было так просто.Когда Петр мне сделал предложение, я посчитала своим долгом предупредить его, что такое жизнь с незрячим человеком. И честно рассказала о своих недостатках. Наверное, так бы поступила не каждая женщина, кто-то бы даже сказал, что я сделала глупость. Зато, когда мы начали жить вместе, многие сложные моменты были уже позади. Бесполезно скрывать от будущего супруга правду. Да и зачем вводить в заблуждение человека, который тебя любит?— Вы можете сказать: «Я за мужем как за каменной стеной»?— Конечно! В нашей семье Петя — добытчик, кормилец. А я ответственная за семейный очаг. Так и должно быть. Я на полном серьезе считаю своего супруга Мужчиной с большой буквы, с большим умом, сердцем и душой. Конечно, у нас случаются мелкие ссоры, все бывает, как и в каждой семье. Но, к счастью, у Пети отходчивый характер. Я могу дуться в течение нескольких часов, но все равно мы в итоге миримся. В семье, где есть любовь, всегда придут к согласию. А если любви нет, то эту семью ничто не спасет.— А какое качество вы больше всего цените в муже?— То, что он не позволяет нашей семейной лодке, что называется, разбиться о быт. Он до сих пор старается сохранить романтичность отношений и всегда что-нибудь придумывает для того, чтобы порадовать или удивить меня.— Диана, скажите честно, вы можете решиться на рождение второго ребенка?— А почему бы и нет? Мечта мужа осуществилась — у нас родился сын, теперь я, конечно, мечтаю о дочке. Поскольку у меня есть брат, то я бы хотела, чтобы у моего сына тоже была сестра. Но не могу сказать, что мы планируем ребенка в ближайшее время. Как Бог даст. Фото предоставлено пресс-службой Дианы Гурцкой
Чтобы оставлять комментарии, Вам надо зарегистрироваться на сайте!